О хорватской медицине и больнице в Сплите из первых рук.

Больница, Сплит, Хорватия
Городская больница в г. Сплит, Хорватия

Друзья, сегодня хочу поведать вам об экстремальной ситуации в нашей хорватской жизни, а также о том, как надо поступать, чтобы не оказаться на нашем месте. Получился целый рассказ, поэтому я разбила его на части, и если у вас нет времени читать его целиком, вы можете выбрать то, что интересно, нажав на соответствующий подзаголовок.

Предисловие.

Аппендикс у Ольги барахлил еще в прошлом году. Тогда она целую ночь просидела на карачках от боли и согласилась доехать до пункта «скорой помощи», где после осмотра врачом, должно быть от страха перед больницей, у нее все прошло. Осенью еще раз аппендикс слегка напомнил о себе, но так же быстро «отпустило» и мы благополучно о нем забыли. Но в этом году он дал о себе знать уже «по-взрослому», и, промучившись сутки, Ольга готова была ехать в больницу, чтобы только избавиться от нестерпимой боли и сопутствующих воспалению ужасных симптомов. Тут мы вспомнили, что оформляя в этом году визу «шенген», автоматом оформили страховку, в которую даже не заглянули, и в которой также было прописано «шенген», а Хорватия в шенген еще не вошла. Таким образом, мы, знающие об отдыхе в Хорватии всё, оказались без хорватской страховки, как «сапожник без сапог».

Благими намерениями… или о хорватской «скорой помощи».

Скорая приехала минут за двадцать, и уже знакомый врач предположил воспаление аппендикса. Но узнав, что у нас нет хорватской страховки, сообщила, что только услуги кареты скорой помощи для доставки в больницу обойдутся нам в 700 кун (7000 руб), и из лучших побуждений, предложила сделать обезболивающие уколы, чтобы на следующий день мы самостоятельно добрались до больницы, попросив знакомых или вызвав такси, которое обойдется в 2 раза дешевле. Сделав три укола, «скорая» удалилась. Ночь была спокойной, и утром Ольга решила, что она идет на поправку. Значит, больница ей не нужна. А это лишь продолжалось действие лекарств..

Холодный приемный покой.

В больницу ехать все же пришлось, только уже в конце третьих суток, когда вернувшаяся боль была уже совсем нестерпимой , температура не спадала и лучше, естественно, не становилось. В приемном покое мы (Ольга, я и наш знакомый хорват, которого мы попросили отвезти Ольгу в больницу) были в 21.30, я показала «направление от скорой», Ольгу сразу же уложили на каталку и минут через 20 забрали на отделение. Нам сказали только «ждите, мы вам сообщим» оставят ли ее в больнице или отправят домой. Я, конечно, сомневалась, что в таком состоянии ее отправят домой, и оказалась права, но нам об этом сообщили только во втором часу ночи. В приемном покое сперва было много народу, но к полуночи все куда-то подевались, и я осталась одна. Там было холодно от работающего кондиционера и холодных железных кресел для посетителей.

Пытки перед операцией.

Как потом рассказала Ольга, у которой уже совершенно не было жизненных сил, над ней там «издевались» в процессе разных мучительных процедур, таская с каталки на каталку, заставляя пить какую-то гадость, стоя делать рентген, и в завершение через нос пропихнули трубку в желудок. Когда я увидела ее перед операцией, она была жуткого серо-желтого цвета и совершенно безжизненным взором. Мне сообщили, что ее будут срочно оперировать. На вопрос Ольги — лапароскопическая ли будет операция, посмеялись: «Какая лапароскопия? У вас там уже все разлилось?!» А на вопрос, сколько будет стоить такая операция, последовал ответ: «В Хорватии это все недорого.» Операцию делали ночью, и длилась она более полутора часов.

Больничный сервис — платный и бесплатный.

Очнулась Ольга на следующий день в реанимации, а уже в полдень ее перевели в трех-местную палату, где первые два дня она пролежала под капельницами и с торчащими из нее двумя трубками, идущими к подвешенным к кровати мешкам. На живот Ольга боялась посмотреть, но случайно проведя рукой, наткнулась на пластырь и обнаружила — никаких швов! Значит, все же не резали! Живот был раздут, как воздушный шарик, но на нем красовались только три пластыря. Первая хорошая весть!

Медсестры хирургического отделения менялись каждые три часа, их лица мелькали как калейдоскоп, при этом допроситься чего-либо от них было невозможно. В туалет на другой день после операции довели только через семь часов после того, как Ольга их об этом попросила и многократно напоминала. Одеяло, чтобы укрыть ночью замерзшие ноги, до сих пор, видимо, несут… Вот что четко исполнялось — это вручение градусников в шесть утра, для чего в палате резко включался свет, будя спящих. Правда забирали их уже через 30 секунд — и температура была стабильно 36,9!
Палата была светлая, с кондиционером, большим окном с видом на море и дверью, ведущей на длинный коллективный балкон — как в санатории. Постоянной соседкой оказалась древняя бабуля, родственники которой, навещавшие ее каждый день, подкармливали Ольгу бананами. Бабуля все время читала молитвы — сперва шепотом, потом громче, а потом почти во весь голос и в любое время суток.

Вид из окна палаты и общего балкона в сплитской больнице.

Доктора своего Ольга не знала до последнего дня. Вопрос «Как вы себя чувствуете?» задавался только во время утреннего обхода, когда в палату заходила толпа докторов, и кто из них твой врач — понять было невозможно. В последний день она все же решилась и спросила, кто же ее оперировал. Отозвался доктор, скромно стоявший в сторонке и тихо произнесший: «Я…»

Больница в Сплите — городская, и для медперсонала не имеет значения кого они лечат — своих по страховке, чужих по страховке или чужих без страховки. Личной заинтересованности ни у кого нет. Деньги за лечение получает больница, а доктора и сестры — свою не особо большую зарплату. Предлагать какие-то дополнительные деньги, как любят в России, не стоит — как нас предупредили знакомые хорваты, сейчас за этим строго следят и не избежать скандала. Да нам и нечего было предложить — о стоимости лечения пока только гадали, а на вопросы о цене никто ничего не мог сказать.

Посещение «больной».

Навещать Ольгу разрешили с первого же дня. В определенный час дверь отделения открывалась и толпа посетителей из больничного холла устремлялась по коридору к палатам. Никаких пропусков и бахил. Помимо меня, Ольгу навещали и наши знакомые хорваты, обеспокоенные ее здоровьем, что было приятным сюрпризом для выздоравливающей.

Питание в больничке или с ложками напряженка.

Возможно, после такой тяжелой операции, еда в больнице казалась Ольге совсем не съедобной. Первый день, как полагается, ей принесли только чай. На второй день, когда необходима строгая щадящая диета из жидких кашек и пюре, открыв контейнер с едой, она с удивлением обнаружила в нем крупный вареный картофель и огромный кусок курицы. Хорошо, что организм сам не хотел такой еды. На третий день в обед принесли суп, а к нему — вилку и нож. На просьбу принести ложку, сказали: «Ложек сейчас нет, если освободится, принесем», и, конечно, не принесли. А в ужин принесли творог (хоть что-то съедобное), но к нему — только нож, и вновь просьба о ложке оказалась невыполнимой — похоже, в этой больнице с ложками напряженка! 🙂 Каши в хорватской больнице не варят, а в холодном супе на дне плавали слипшиеся макароны. На наши вопросы, что из еды можно принести «больной», следовал ответ «ничего, в больнице все есть». В общем, когда на 4-й день Ольгу осматривали во время утреннего обхода и хотели оставить еще на денек в больнице (так как в этот день утренняя медсестра замешкались и вынула градусник не через 30 секунд, как обычно, а чуть позже, и температура успела заскочить за отметку 37), Ольга стала умолять, чтобы ее отпустили домой, что она подпишет любую бумагу, а если останется здесь еще хоть на день, то точно «сдохнет». Врачи заулыбались и… выписали.

Выкуп из больницы.

В день выписки мне позвонили из больницы и сказали, что в течение часа Ольга должна освободить свою койку. Потом звонила Ольга и сама просила, чтобы я срочно забрала ее из этого места, пребывание в котором для нее больше нестерпимо. 🙂 На вопрос, сколько денег нужно привезти, чтобы оплатить лечение, ответа пришлось ждать довольно долго. Я поступила проще — взяла все, что у меня было и со знакомым хорватом поехала «выкупать Ольгу из больницы». Когда нам выставили счет, мы впали в тихий ступор — почти 15 тысяч кун, или 150 тысяч рублей. В общем, деньги на выкуп Ольги из больницы пришлось собирать всем миром. Помогли наши друзья и знакомые как в России, так и в Хорватии, за что всем им искренняя огромная-преогромная благодарность!

Стоимость операции в Хорватии
Счет за лечение в больнице г.Сплит, Хорватия

Шок у наших хирургов.

В выписке из больницы стоял диагноз: гангренозный перфорированный разлитой перитонит. Операция была ровно за две недели до нашего возвращения на Родину, и по приезду домой нужно было обратиться к хирургу по месту жительства. В нашей поликлинике Ольга произвела настоящий фурор — сбежались все хирурги и хирургические медсестры, чтобы посмотреть, как хирург в какой-то там Хорватии (о которой многие даже не слышали) смог прооперировать такой перитонит лапароскопически. В таких тяжелых случаях обычно делают полостную операцию. Хирурги выражали искреннее восхищение и сказали, что хорватский хирург — просто виртуоз! Кроме того, хирурги отметили, что после такой серьезной операции Ольга идет на поправку просто гигантскими шагами, и что вообще счастье, что она осталась жива, так как при таком диагнозе после двух суток часто наступает летальный исход, а ее оперировали практически на четвертые.

Выводы.

Хоть в больницу попасть никому не пожелаю, надо отдать должное хорватской медицине, оказавшейся на вполне приличном уровне;

Стоимость медицинских услуг в Хорватии хоть и высока, но намного ниже, чем аналогичные услуги в таких странах как Германия или Америка, и, по словам российских докторов, вполне сопоставима с платными услугами в России.

Поскольку никто из нас, даже самый физически выносливый, молодой человек, не застрахован от случайностей, лучше самим предпринять меры перед поездкой за границу и застраховаться!

Обязательно проверяйте свои страховки перед поездкой куда бы то ни было! Лучше заплатить тысячу рублей за страховку и отдыхать спокойно, чем неожиданно оказаться в такой ситуации, как мы.

Планируете путешествие? Найти лучшую цену на страхование можете здесь:

Leave a Comment

8 − 6 =